Возмездие божие за грехи людей

156

Люди богу согрешили,
И была господня кара:
На две части раскололось
Небо в пламени пожара.
Грянул град, и виноградник
Содрогнулся от удара,
Саранча поля покрыла,
Ураган промчался яро.

157

Наступил великий голод,
Хлеб исчез на долгий срок.
Виноградари в кувшинах
Не хранили вина впрок.
Пашни стали маловаты
И удой коров убог,
Но никто не принял к сердцу
Этот тягостный урок.

158

И опять в грозе и буре
Были молнии и громы.
Росы высохли, и злаки
Стали кучами соломы.
Люди молча горевали,
С покаяньем незнакомым,
И на знаменья смотрели,
Как слепцы, полны истомы.

159

И невиданные звери
Появились в изобилье,
Пожирая как живущих,
Так и тех, кто был в могиле.
Ружья, луки и кинжалы
Их нимало не страшили,
И отцы своих младенцев
Защищать не в силах были.

160

Эти звери обладали
Странным свойством: никогда,
Повстречав скотину в поле,
Ей не делали вреда.
Но когда, отчаясь, люди
Оставляли города,
Беглецов они душили,
Загрызая без труда.

161

Но народ не стал умнее.
И тогда великим мором
Поразило скот домашний.
Смерть грозила людям хворым.
От мечей неумолимых
Кровь лилась по косогорам.
Все, что сказано Давидом,
Было божьим приговором.

162

В тысяча семьсот двадцатом
От рождения Христова
Весть о грешном человеке
Донеслась до всеблагого.
И поднялся враг с востока
И явился с юга снова,
Беды Картли и Кахети
Описать не в силах слово!

163

Перечислить беды Картли
Только мудрому по силам.
Стала плевелом пшеница -
Был огонь ей молотилом.
Десять душ один неверный
Убивал с великим пылом,
Там, где двое появлялись, -
Сто повертывались тылом.

164

Злой ингуш, черкес и турок,
Перс, дидоец и лезгин,
Чтоб хоть раз унизить Картли,
Выходили из теснин.
Вслед за тем возникла смута,
На грузина встал грузин.
От меча родного брата
Пал в сраженье не один.

165

Точно так же, как шальные
Петухи на поле бранном,
Что клюют друг другу гребни
В озлобленье постоянном,
А собака их обоих
Хвать! И горе им, буянам! -
Так и Картли и Кахети
В плен попали к басурманам.

166

Рассказать о том подробней
Не решаюсь я, родные.
Слишком много дел позорных
Обнаружу для страны я.
Люди добрые заплачут,
Позлорадствуют дурные.
Даже то, что здесь сказал я,
Мне в вину зачтут иные.

616

167

Коль солгу, какую пользу Принесут мои сказанья? Если ж буду я правдивым -Ждать.за это мне изгнанья. Смерть грехи не скроет наши, И влекутся, по преданью, За дурной душой - дурные, Доброй - добрые деянья.

168

Как хорошее прославить, Коль дурное не ругать? Если зло во зло не ставить, Что добром именовать? Можно ль добрые поступки У достойного отнять? Чем оправдывать злодея, Лучше мученником стать!

169

* Льстить в лицо, ругать заочно -Добрым людям не годится. Чем с неправдой жить на свете, Лучше с правдой в небо взвиться. Разве будет виноградарь Жалким тернием гордиться? Пусть погибнет плоть за правду, Но душа возвеселится!

617

170

Говорить я буду правду,

Не глашатай я химере.

Недостойных не прославлю,

Не унижусь в лицемерье.

Пусть хоть голову снимают

С плеч моих - по крайней мере

Не сравню кого попало

С достославным Кахабери.

171

Из врачей лишь тот нам дорог,

Кто целит любой недуг,

А не тот, кто без лекарства

Уморит больных вокруг.

Только тот хорош хозяин,

Кто беречь умеет слуг,

А не тот, кто, безрассудный,

Погубить их может вдруг.

172

Обличителю нередко

Не прощают обличенья,

Но стране забвенье правды

Не приносит облегченья,-

Злоумышленники будут

Продолжать злоумышленья.

Выводите зло наружу,

Чтоб страшились искушенья!    •

173

Люди плутов порицают, Чтобы вновь не плутовали, Те же, кто им подражает, -Призадумываться стали. Нужно с самого рожденья Все грехи отбросить дале, А не то - нельзя избегнуть Порицанья и печали.

174

Кто не хочет осужденья, Должен злу сопротивляться. На себя взглянуть полезней, Чем в чужом белье копаться. Грех тому, кто над невинным Начинает издеваться! Порицать злодеев нужно, Добрых нечего касаться.

175

Плохо то, что злые сами Мастера чернить других. Даже скромные наглеют, Подражая сплетням их. Но зерно, однако, сеют На полях они плохих. На земле у них - хоромы, В небе - хижины у них.

619

176

Как бы смертный ни таился,

Язва вскроется, конечно.

Скрыть болезнь никто не может,

Коль она терзает вечно.

Не сердись же, коль о язвах

Говорят чистосердечно,

Не хули чужие лица,

Коль свое небезупречно.

177

Я болезнь свою скрываю,

Но она не хочет скрыться.

Замирает в муках сердце,

Беспокоит поясница.

Хорошо ли, если пахарь

С плугом в гору громоздится?

Грех тому, кто нас заставил

С нашей родиной проститься.

178

Некий пахарь своенравный

Плелся в гору за сохой,

А другой, на зло,  под горку

Шел с кривою бороной.

"Сила горы одолеет", -

Уверял упрямец мой.

"Снова все с землей сравняю",-

Отвечал ему второй.

620

179

Тот, кто действовать способен С безрассудством столь нелепым, Пусть меня не угощает Дурно выращенным хлебом. Кто убьет родного брата, Зарубив в бою свирепом, Пусть томится в преисподней, Пусть ответит перед небом!

180

Почему ж ты слово правды До сих пор не скажешь внятно? Что не скажешь маловерам: "Уходите безвозвратно! Не давайте мне ни крошки Из того, что вам приятно! Коль не прав я, все убытки Возмещу я семикратно".

181

А теперь оставим притчи. Сядьте, люди, к очагу. Всем, кто дома, кто за дверью, Место в нашем есть кругу. Вспомним мы родную землю -У нее мы все в долгу: В плен мы отдали отчизну Ненавистному врагу.

621

182

Что вспахали кахетинцы,

В гору двигаясь с сохою, -

Заравняли карталинцы

Кривобокой бороною.

И вцепились мы друг в друга,

И нагрянул враг с войною,

Придавив Кахети с Картли

Басурманскою пятою.

183

Вот к чему они приводят -

Безрассудные дела.

Что теперь Кахети, Картли?

Сожжены они дотла!

Где короны государей,

Украшенье их чела?

Горе мне!  В пучине бедствий

Вся душа изнемогла.