ЯКОВ ЦУРТАВЕЛИ

 

 

МУЧЕНИЧЕСТВО ШУШАНИК

(Мученичество святой царицы Шушаник)

 

Теперь же я расскажу вам правдиво о кончине святой и блаженной Шушаник.

1. И было, в восьмой год царя персидского ко двору царскому направился питиахш Варскен, сын Аршуши. Вначале он был христианином, рожденным от родителей — христиан. Женой его была дочь армянского военачальника Вардана, о которой пишу вам это. Отеческое ее имя было Вардан, а ласкательное — Шушаник. Со дней младенчества своего она была богобоязненная, как об этом говорили мы. Она постоянно размышляла о нечестивом образе жизни своего мужа и просила всех молиться за него, чтобы бог обратил его от неразумия к разумению Христа.

Кто в состоянии поведать, как этот нечестивый, трижды жалкий и в конец обреченный Варскен отверг спасительную надежду Христову, или кто не восплачет о нем, ибо он не изведал ни бедствий, ни страха, ни меча, ни узничества за Христа [тем не менее изменил ему]!

Он предстал перед царем персидским не для восприятия чести, а чтобы принести себя в жертву ему через отречение от истинного бога и поклонение огню, ибо он всецело отказался от Христа. Чтобы угодить царю, прежалкий сей выпрашивал у него жену себе и говорил ему так: "Настоящую жену свою и детей своих также обращу в твою веру, как обратился я сам". Он обещал ему то, что еще не было дано ему в руки от Шушаник. Царь обрадовался и приказал дать ему в жены дочь царя.

II. Питиахш отбыл от царя персидского. Когда он добрался до пределов Картли, — до страны Эретской, вознамерился известить [о своем прибытии] азнауров, сыновей своих и слуг, чтобы, выйдя на встречу ему, они ввели его в страну свою, как преданного ей. Впереди он отправил верхом на коне посла, который приехал в место, называемое Цуртави.

Когда он прибыл, вошел к царице нашей Шушаник и приветствовал ее. Блаженная Шушаник, как бы предчувствуя, сказала: "Если он жив душою, будь жив и ты; если же вы уже умерли душою, приветствие твое да возвратится к тебе". Человек тот не дерзнул ответить ей. Святая же Шушаник заклинала его и настойчиво спрашивала. Тот открыл ей правду и сказал: "Варскен отказался от истинного бога".

Когда блаженная Шушаник выслушала это, она упала на землю и, припадая к ней головой, в горьких слезах говорила: "Каким жалким стал Варскен, он отверг истинного бога, исповедал атрошан и присоединился к безбожным!"

Она встала, покинула дворец свой и богобоязненно вошла в церковь, куда привела с собою трех своих сыновей и дочь. Поставив их перед алтарем, она молилась следующими словами: "Господи, боже! Ты мне их даровал, ты же сохрани их, просвещенных в святой купели благодатью духа святого, дабы они составляли едино стадо единого пастыря, господа нашего Иисуса Христа".

По совершении вечерней службы она нашла маленькую келью по близости к церкви, вошла в нее, полная огорчений и, притаившись в одном из углов ее, плакала горькими слезами.

III. Епископа питиахшского двора, которого звали Афоцом, не было тогда там, он отправился на дом к некоему мужу по какому-то делу, причем забрал с собою и меня, духовника царицы Шушаник. Вдруг прибыл из дворца диакон и рассказал все: о приезде питиахша и поступке царицы. Мы исполнились печали и огорченные оплакивали плачем великим умножение грехов наших.

Я раньше ушел оттуда и прибыл в то место, где находилась святая Шушаник. Видя ее страдания, я тоже плакал с нею. Я сказал ей: "Тебе, царица, предстоит претерпеть много страданий, береги веру Христову, чтобы враг, подобно гангрене, не обрел в тебе пажити". Святая же Шушаник ответила мне: "Пресвитер! Я готова для великих подвигов". Я сказал: "Так и должно быть, будь бодрой, терпеливой и выносливой". Она же сказала мне: "Эти бедствия —для меня только одной". Я ответил: "Бедствие твое — наше бедствие, радость твоя — наша радость, ибо ты была не только царицей нашей, но на всех нас смотрела как на собственных детей".

Я сказал блаженной тайно: "Скажи мне, что у тебя на душе, дабы я знал и описал подвиги твои". Она сказала: "О чем ты спрашиваешь меня?" Я ответил: "Твердо ли стоишь?" Она сказала: "Да не будет со мною, чтобы я сделалась сообщницей дел и грехов Варскена!"Я ей ответил: "Горькое у него намерение, он тебя подвергнет большим страданиям и мучениям! "Она же сказала: "Лучше мне умереть от рук его, чем опять сойтись с ним и погубить душу свою: ибо я слышала от апостола Павла: не связаны ни брат, ни сестра, пусть расходятся". "Так", сказал я.

IV. Пока мы разговаривали, явился один человек перс, который войдя к Шушаник, с плачем сказал ей: "Как жаль, что дом сей сделался несчастным и радость его преложилась в печаль!" Он говорил лукаво и по умыслу Варскена, чтобы уловить блаженную. Святая же поняла его коварное намерение и твердо оградила себя. По истечении трех дней явился питиахш Варскен. Перс тот тайно сказал ему: "Как я догадываюсь, жена твоя бросила тебя, я советую, не говори ей сурового слова, ибо природа женщин тесна".

На другой день, как только встал, питиахш позвал нас священников и мы явились. Он весело встретил нас и сказал: "Вы не стесняйтесь меня и не презирайте". Мы же ответили: "Ты погубил себя и нас погубил! " Тогда он начал говорить: "По какому праву жена моя так поступила со мною? Подите и скажите ей: ты разрушила молельню мою и ложе мое посыпала пеплом, ты оставила свое обиталище и удалилась в другое место". Святая послала ему в ответ: "Я разрушила молельню, которую сама воздвигла? Отец твой воздвиг мартирионы и построил церкви, ты же извратил содеянное им и от всех добрых, его [начинаний] уклонился. Отец твой ввел в дом свой святых, ты же ввел дэвов, он исповедал бога небес и земли и веровал в него, ты же отказался от бога истинного и поклонился огню. Как ты отверг бога, создавшего тебя, так я отвергаю тебя. Я не буду сообщницей дел твоих, если даже подвергнешь меня жестоким мукам".

V. После этого Варскен отправил к ней брата своего Джоджика и супругу его, жену брата своего, также своего придворного епископа, которым дал наказ: "Скажите ей вставай, возвращайся на свое место и откажись от своего упрямства, иначе волоком притащу тебя".

Когда они явились, вошли к царице и долго ее убеждали. Святая сказала им: "Премудрые люди! Вы говорите хорошо, но не думайте, чтобы я осталась его женой. Я думала, что обращу его к себе и он исповедает бога истинного: а теперь вы заставляете меня сделать обратное. Да не будет этого со мною! И ты, Джоджик, не деверь ты мне и я не жена брата твоего, и жена твоя не сестра мне, ибо вы стоите на его стороне и являетесь сообщниками его дел". Джоджик сказал ей: "Я знаю, что он пришлет сюда своих слуг и волоком потащут тебя". Святая Шушаник ответила: "Если он свяжет меня и потащит, буду рада, ибо этим самым произведен будет суд его надо мною".

Когда это выслушали от нее, все плакали. Джоджик встал и со слезами на глазах вышел вон. Святая Шушаник сказала епископу: "Как ты хочешь уговорить меня, когда он отверг бога?" Джоджик же умолял ее, говоря: "Ты сестра наша, не губи царственный сей дом! ". Святая ответила: "Знаю, что я сестра и что мы вместе воспитаны, но того я не могу допустить, чтобы дело дошло до кровопролития и вы все оказались ответственными за это".

Так как слишком к ней приставали, святая и блаженная Шушаник встала, взяла с собою свое Евангелие и с плачем говорила: "Господи боже, ты знаешь, что я всею душою иду на смерть! ". Затем она пошла с ними, забрав с собою Евангелие свое и святые книги мучеников. Когда она вошла во дворец, остановилась не в своей опочивальне, а в маленькой келье и, воздев руки вверх, сказала: "Господи боже, в этом собрании не нашлось никого, кто бы сжалился надо мною, ни среди священников, ни среди мирян, но все передали меня на смерть врагу божьему Варскену! ".

VI. Спустя два дня, явился во дворец волк тот и сказал слугам своим: "Сегодня я и Джоджик с женою вместе будем вкушать пищу, и никто другой не должен войти к нам". Под вечер пригласили жену Джоджика, чтобы вкусить пищу вместе, велели привести и святую Шушаник. Когда настало время есть, Джоджик с женой вошли к Щушаник, чтобы пригласить ее вкусить пищу, ибо все те дни она провела голодной. Ее вынудили и силою взяли во дворец, но ни до чего она не дотрагивалась. Жена Джоджика преподнесла ей стакан вина и принуждала ее выпить его. Святая Шушаник с гневом сказала ей: "Когда это бывало до сих пор, чтобы мужчины и женщины вместе вкушали хлеб?" И, протянув руку, швырнула ей в лицо стакан, который разбился, причем вино разлилось.

Тогда Варскен стал непристойно ругать ее и топтать ногами своими. Он взял кочергу и нанес ей по голове такой удар, что кочерга врезалась ей в голову, от этого у нее распух один глаз. Он бил ее безжалостно кулаками по лицу, волочил по земле за волосы, ревел как разъяренный зверь и кричал, как бешенный. Тогда поднялся на помощь Джоджик, брат Варскена, последний в схватке избил и его, а у Шушаник сорвал с головы покрывало. Джоджик с трудом отнял ее у него, как ягненка у волка. Святая Шушаник, как мертвая, лежала на земле, Варскен же ругал ее родственников и называл ее разорительницей его дома. Он приказал связать ее и заковать ноги в кандалы. Когда ярость его немного улеглась, пришел перс тот и горячо умолял его освободить от уз святую Шушаник. Вследствие усиленной просьбы Варскен приказал развязать ее и поместить в одной комнате, приставить к ней для тщательной охраны одного из его слуг и не впускать туда для свидания с нею никого, ни мужчины, ни женщины.

VII. На рассвете следующего дня он вспомнил о ней и спросил у стража: "Как она чувствует себя от ран?" Ему ответили: "Не выживет она". Тогда он сам вошел туда и, увидев ее, удивился громадной опухоли на ней. Он дал приказ стражу, чтобы никто не входил к ней, сам же отправился на охоту.

Я встал и пошел к стражу и просил: "Впусти меня одного, чтобы видеть раны ее". Тот же ответил: "А вдруг он узнает и убьет меня! "Я же сказал: "Несчастный, не ею ли ты воспитан? Что из того, если даже и убьют тебя из-за нее?" Тогда он впустил меня тайно. Войдя, я увидел лицо ее растерзанное и опухшее и стал горячо плакать. Святая же сказала мне: "Не плачь обо мне, ибо ночь эта сделалась для меня началом радости". Я сказал ей: "Прикажи мне и я смою кровь с лица твоего и пепел, которым засыпаны глаза твои, смажу мазью и обложу лекарством, авось, за ночь и выздоровеешь". Святая сказала мне: "Пресвитер, не говори этого, кровь эта очищение грехов моих".

Я уговаривал ее принять немного пищи, которую присылали ей епископы Самуил и Иоанн, ибо они тайно заботились о ней и утешали ее. Она мне сказала: "Пресвитер! Я не в состоянии отведать пищу, ибо челюсти и половина зубов сокрушены у меня". Тогда я взял немного вина, размочил в нем хлеб и она немножко поела. Я спешил выйти, святая сказала мне: "А что, пресвитер, не отослать ли мне ему его украшения? Как бы он сам не потребовал их, мне ведь они не нужны в этой жизни!". Я ответил: "Не спеши, пусть останутся с тобою! "

Когда мы разговаривали, пришел отрок один и спросил: "Тут ли Яков?" Я сказал ему: "А что ты хочешь?" Он сказал: "Питиахш зовет". Я удивился, зачем он зовет меня в такое время? Я поспешно явился к нему. Он сказал: "Знаешь, священник, я отправляюсь на войну с гуннами и не хочу оставить ей мои украшения, раз она не жена мне, найдется кто-нибудь, кто использует их. Поди и доставь мне все, что там есть". Я пошел и рассказал все Шушаник, она очень этому обрадовалась, возблагодарила бога, отдала мне все, а я отнес их питиахшу. Он принял их от меня, осмотрел и нашел, что все на лицо. При этом он прибавил: "Найдется еще кто-нибудь, кто разукрасится ими".

VIII. Когда наступил великий пост, блаженная Шушаник нашла поблизости к святой церкви маленькую келью, в которой она и уединилась. Келья имела малюсенькое окошечко; она забила его и пребывала в темноте, посте, молитвах и слезах. Один из приближенных к питиахшу сказал ему: "Текущим великим и святым постом не говори ей ничего".

Когда настал пасхальный понедельник, питиахш вернулся с гуннской войны, дьявол копался у него в сердце. Он встал, пошел в церковь и сказал епископу Афоцу: "Отдай мне жену мою, зачем ты ее отдаляешь от меня?" И стал он резко злословить и хулить его. Один из священников сказал ему: "Господин, зачем ты так поступаешь, злословишь и ругаешь епископа и гневаешься на святую Шушаник?" А он трах его палкой по спине, тот, конечно, больше не смел говорить.

И он волоком потащил ее, как мертвую, по земле и колючкам, которыми по местам нарочно была устлана земля от церкви до дворца и по которым он сам ступить не мог. Тело Шушаник и головное ее покрывало истерзано было колючками на мелкие клочки. В таком виде ее доставили во дворец. Он приказал связать ее и в злобе говорил: "Вот, не помогли же тебе ни церковь твоя, ни пособники твои христиане, ни бог их". Она претерпела триста ударов палкой, причем ни одного вздоха, ни одного стона не было слышно из ее уст. Она только сказала нечестивому Варскену: "Несчастный, ты не пожалел самого себя и от бога отказался, меня ли тебе жалеть?"

Когда он увидел кровь, которая в изобилии сочилась из нежного ее тела, распорядился возложить на шею ей цепи, а постельничему своему приказал отвести ее в крепость и заключить в темницу, чтобы она там умерла.

IX. В то время, когда Шушаник выводили из дворца, с нею рядом стоял один из дьяконов епископа того. Он хотел сказать ей: 'Твердо стой!" Питиахш уловил это взглядом, так что дьякону не удалось договорить до конца, он только и успел сказать: "твер..." и замолчав, поспешно обратился в бегство.

Тогда взяли святую Шушаник и повели ее необутую, с растрепанными волосами, как одну из униженных. Никто не осмеливался прикрыть ей голову, так как питиахш следовал за нею верхом на лошади и ругал ее всевозможной руганью.

Святую Шушаник сопровождала громадная толпа, бесчисленное множество мужчин и женщин. Они, следуя за нею, плакали громко, царапали себе щеки и проливали горькие слезы. Она, обернувшись к народу, сказала: "Не плачьте, братья и сестры и дети мои, но помяните меня в молитвах, с этого времени я расстаюсь с вами, вы не увидите меня больше, ибо живою я не выйду из заключения". Когда питиахш увидел толпу плачущих женщин и мужчин, старых и юных, стал преследовать их верхом на лошади и разгонять их.

Когда подошли к крепостному мосту, питиахш сказал святой Шушаник: "Тебе это только и осталось пройти своими ногами, ибо не выйдешь отсюда живою, четыре человека вынесут тебя".

Войдя в крепость, нашли с северной стороны маленькую, темную комнату, в которую и водворили святую. Цепи, бывшие у нее на шее, так и остались на ней, нечестивый Варскен припечатал их своею печатью. Святая Шушаник сказала: "Я рада страдать здесь, лишь бы там найти упокоение". Питиахш ответил ей: "Ну, да, найди упокоение!"

Тогда он приставил к ней стражу и приказал уморить ее с голоду, при этом сказал: "Если кто войдет к ней, мужчина или женщина, берегите головы веши, жен, детей и дома ваши, я не буду повинен в том, что сделаю с вами".

X. Варскен вышел из крепости; спустя три недели, он призвал одного человека из стражи и спросил: "Неужели эта несчастная до сих пор еще жива?" Тот ответил: "Господин, она ближе к смерти, чем к жизни, морит себя голодом, не принимает никакой пищи". Питиахш сказал: "Не беспокойся, оставь, пусть помрет!"

Я много упрашивал стража, обещал ему приличное даже вознаграждение, и он с трудом решился впустить меня, он сказал: 'Когда стемнеет, приходи ты только один". Когда тот ввел меня и я увидел агницу Христову, словно невесту разукрашенную, только узами, не вытерпело сердце мое и заплакал горько. Святая же сказала мне: "За это ли доброе дело ты плачешь, пресвитер?" Страж сказал мне: "Если бы я знал это, не впустил бы тебя сюда". Я стал говорить с нею и ободрять ее, насколько бог вразумил меня, затем оставил ее, я поспешил к себе домой.

Питиахш отправился в Чор. Джоджик, брат его, отсутствовал, когда с Шушаник проделывали все это. Когда он вернулся, поспешил вслед за питиахшом и догнал его на границе Эрети. Он его усиленно просил освободить Шушаник от цепей. Так как он слишком ему надоел, Варскен приказал освободить ее только от оков. Вернувшись домой, Джоджик снял с шеи Шушаник цепи, от ножных же кандалов она не хотела освободиться до самой смерти своей.

Шесть лет она пробыла в заключении и украсилась добродетелями: постом, бодрствованием, стоянием на ногах, неослабными поклонами и непрерывным чтением книг. Она сделалась духовной цевницей, освещающей и украшающей темницу.

XI. С тех пор про нее стали говорить по всей Картли. Приходили к ней мужчины и женщины с обильными, заранее обещанными, приношениями, при этом каждый, по молитвам блаженной Шушаник, получал от человеколюбивого бога то, в чем он нуждался: бездетные детей, больные исцеление, слепые прозрение.

Была одна женщина, персиянка огнепоклонница, которая болела проказой. Она пришла к Шушаник, которая стала убеждать ее оставить огнепоклонство и уверовать во Христа! Женщина захотела исполнить это как можно скорее. Шушаник наставляла ее и говорила: "Отправляйся в Иерусалим и получишь исцеление от этой проказы". Та усердно вняла ее наставлению, отправилась по указанному ей пути и именем бога нашего Иисуса Христа исцелилась от болезни. Когда она вернулась назад с великой радостью, пришла к святой Шушаник поблагодарить ее, а потом отправилась домой, радуясь исцелению своему.

XII. Святая Шушаник вместо того, чтобы заниматься вышиванием по шелку, с большим усердием взяла в руки Псалтырь и за короткое время выучила 150 псалмов, в которых днем и ночью возносила слезные молитвы ко всевышнему владыке.

Святой Шушаник доложили: "Он детей твоих обратил в идолопоклонство". Тогда она, рыдая глубоко, стала молиться богу и, преклонив голову до земли, вздыхала и говорила: "Благодарю тебя, господи боже мой, ибо они были не мои, а ты их мне даровал, да будет воля твоя, господи, как тебе угодно, сохрани меня от вражьих дел".

Я явился к Шушаник и нашел ее изможденной и распухшей от плача. Оказалось, что святой тот епископ прислал ей пищу, я силою заставил ее отведать пищу. Мы вдвоем благодарили бога. Раньше дети ее являлись к матери навестить ее, после же того, как их отвратили от бога и обратили [в огнепоклонство], они не осмеливались приходить, ибо она не хотела даже слышать имя их.

XIII. Питиахш прислал посредников сказать ей: "Или выполни мою волю и возвращайся во дворец, или же, если не вернешься, отправлю тебя на осле в Чор или ко двору царя [персидского]". Шушаник ответила ему: "Несчастный и неразумный, кто знает, что, если ты меня отправишь в Чор или ко двору, я там не обрету добро и не избегну зла!" Питиахш стал раздумывать о ее словах: "Кто знает, может быть я там обрету добро","как бы там она не стала женою какого-нибудь князя". Поэтому с тех пор никого не подсылал к ней. Святая же Шушаник на самом деле говорила о жестоких муках и страданиях, которыми хотела угодить богу.

Питиахш выбрал близкого к себе молочного ее брата и поручил ему доставить ее во дворец. Тот ей сказал: "Послушайся меня, вернись во дворец и не разоряй семьи нашей". Шушаник ответила: "Передай этому безбожнику: ты меня убил, когда пригрозил, что живою на ногах не выйду из темницы. Теперь, если ты в состоянии воскресить мертвую, воскреси прежде всего свою мать, которая похоронена в Урде. Если же ты не в состоянии ее воскресить, не в состоянии будешь вывести меня отсюда, разве только волоком вытащишь". Когда об этом донесли питиахшу, тот сказал: "Да, действительно так сказал ей".

На другой день вошел некий муж и сказал святой Шушаник: "Ты хорошо ему ответила, он таким путем хотел обмануть тебя, в душе своей он лелеял другую мысль причинить тебе зло". Святая Шушаник ответила ему : "Ты не думай, что спит бог, который наперед влагает в уста человека слова, ведь сам он говорит: я буду отвечать за вас".

XIV. Исполнилось шесть лет пребывания ее в темнице. Вследствие сильного переутомления, от чрезмерных подвигов она заболела, "об этом я предупреждал ее: "Не пересаливай, столь суровым постом, постоянным стоянием на ногах, еженощным утомлением, псалмопением и славословием ты обременяешь тело свое, оно не выдержит и ты не в состоянии будешь творить добрые дела". Она малейшего даже покоя не давала плоти своей, вследствие чего вся растаяла и превратилась как-бы в пепел.

В течение шести лет великим предпасхальным постом, 50 дней, она не садилась ни днем, ни ночью, не засыпала, не принимала никакой пищи, только в воскресный день причащалась тела и крови Христа бога нашего, равно как принимала очень мало похлебки из зелени, хлеба же не вкушала до самой пасхи.

С того дня, как ее перевели в темницу, она не знала подушки, а клала в изголовье кирпич, постелью ей служил старый войлок, а для вида у изголовья держала одну подушку из шерсти, для коленопреклонений разостлана была маленькая рогожка. В том месте копошилось невообразимое количество вшей и блох, [а природа местности была такова] : в летнее время палящие, подобно огню, лучи солнца, знойные ветры и болезнетворная вода. Обитатели той местности, одержимые болезнями, распухшие и пожелтевшие от воды, покрытые сыпью, увядшие, зараженные чесоткой, страдающие болезнью лица, с раздутыми щеками, живут столь кратковременно, что стариков в этой местности не бывает. Вот в такой темнице шесть лет сидела она, прославляя бога в тяжелых веригах.

XV. Когда наступил седьмой год, на теле святой и преблаженной Шушаник появились язвы. От непрерывных трудов у нее распухли ноги, из которых по местам выступал гной. В глубоких ранах завелись черви. Она взяла одного из них собственными руками, показала мне и, возблагодарив бога, сказала: "Пресвитер! Пусть это не смущает тебя, ибо "тамошний" червь крупнее [этого] и не умирает". Когда я увидел червя, на меня нашла невыносимая скорбь и я сильно заплакал. Она мне заметила с гневом: "Пресвитер! Чего ты скорбишь? Лучше, что-бы в этой земной жизни ели меня "черви умирающие", чем там "неумирающие". Я ей ответил: "Власяницу нашла недостаточной для умерщвления плоти и потому обрадовалась этим червям?" Она меня просила: "При жизни моей никому не говори о власянице, мне вскорости предстоит расстаться с бренной плотью". И действительно, снутри она носила власяницу, о чем, кроме меня, никто не знал, а снаружи, для вида, одежду из дорогой антиохийской материи.

XVI. Когда Джоджик узнал, что святая и блаженная царица Шушаник приближается к смерти, он вместе с женой, детьми, рабами и рабынями своими отправился в темницу повидать святую мученицу. Придя туда, он силой проник в темницу, поклонился честному кресту и приветствовал святую Шушаник. Усевшись рядом с нею, он расспрашивал ее о болезни. Святая сказала ему: "Я чувствую себя хорошо, так, как угодно богу, но я тоже отправлюсь по тому пути, по которому все идут".

Джоджик сразу поднялся и стал исповедываться перед Шушаник в прошлых своих недостойных поступках, говоря: "Невеста и рабыня Христа, попроси у бога, чтобы он простил мне множество моих грехов". Святая Шушаник ответила ему: "Если ты не иначе, как по юности грешил, бог да простит". Джоджик сказал: "Я потому и пришел к тебе, чтобы больше не делать того, что неугодно богу". Шушаник сказала: "Если так будешь поступать, то обретешь бессмертие со мною, и бог умножит дни твоей жизни".

Когда Джоджик убедился, что она в тот же день разлучится с плотью своею, сказал ей: "Благослови меня, жену мою рабыню твою, детей моих и рабов с рабынями и, если в чем-нибудь согрешили мы пред тобою, как преданные миру и временной сей жизни люди, прости нас и не вспоминай нерадивой нашей жизни" Шушаник сказала Джоджику и жене его: "Вы были нерадивы ко мне, не нашлось никого из людей, кто бы проявил ко мне жалость и показал соболезнование и кто вразумил бы нечестивого Варскена, временно бывшего моим мужем". Те сказали: "Мы без тебя много старались, но не было от него ни слуха, ни слова". Тогда святая Шушаник сказала: "Меня и питиахша Варскена рассудят там, где нет лицеприятия пред судьей судей и господом господ, где нет различия между мужчиной и женщиной, где я и он одинаково будем держать речь перед господом нашим Иисусом Христом. Да воздаст господь ему, ибо он преждевременно собрал плоды мои, погасил светильник мой и засушил цветок мой, прелесть красоты моей омрачил и славу мою унизил. Пусть бог будет судьею между мною и им. Я же ныне благодарю бога за то, что через причиненные им мне страдания я обращу отраду, а через муки и поношения, покой; за безрассудство и безжалостность его я жду милости от Иисуса Христа, господа моего".

При этих словах они горько плакали и говорили ей: "Прости нам вину нашу и благослови нас, святая и блаженная мученица Христа бога нашего". Святая Шушаник ответила: "Бог да простит вам все, что вы сделали". Тогда она благословила Джоджика, жену, детей, рабов и рабынь, весь двор и всю палату его. Она заповедала им ходить путем божьим и сказала: "Вся здешняя жизнь мимолетна и непостоянна, как цветок полевой, кто посеял, тот и пожал, кто расточил для нищих, тот собрал, кто пожертвует собой, тот обретет прославившего его". Потом она рассталась с ними и отпустила их с миром.

XVII. После Джоджика прибыл глава епископов Самуил и клирик его, епископ Иоанн, которые обычно укрепляли ее и много о ней заботились Они с домочадцами своими являлись как бы привязанными к ней рабами, а также сообщниками и соучастниками ее подвигов. Поэтому то они и напутствовали ее в пристанище Христа. Пришли равным образом великие азнауры и высокородные женщины, также свободные и несвободные [в социальном отношении] страны Картлийской и те, которые искренне сочувствовали блаженным ее подвигам. Они вручали ее Христу, как доблестную и мужественную [мученицу].

Все они, и епископы, и азнауры, единодушно просили ее, чтобы она соблаговолила оставить им ножные кандалы в благословение и защиту. На это Шушаник ответила: "Кто я недостойная? Пусть священник исполнит желание ваше за вашу любовь к богу. Я бессильна, но пусть всесовершенный Христос исполнит вас всяких благ, так как вы потрудились и сделались сообщниками страданий, скорбей и мук моих. Я, возлюбленные, отправляюсь в предуготованный мне вечный путь. Вместо скорбей Христос да даст мне радость, вместо мучений покой, за страдания, муки и поношения я обращу на небе бесконечную славу и честь". Те, расставшись с нею, вышли из темницы, полные слез, и возносили богу славу за одержанную ею победу.

XVIII. Настал день ее отшествия [от мира сего]. Она позвала епископа дома своего Афоца и благодарила его, как отца и воспитателя, за сострадание к ней. Она поручила ему меня, грешного и убогого. Поручила ему также попечение о своих костях, завещав положить их там, откуда ее вытащили первый раз, при этом сказала: "Если я, последняя, одиннадцатая работница в винограднике, чего-либо стою, благословляю вас на вечные времена".

Она поблагодарила бога и сказала: "Благословен господь бог мой, ибо с миром я легла и заснула", и предала душу господу, принимающему всех.

XIX. Блаженный епископ Иоанн немедленно достал саван, чтобы Одеть в него святые и честные ее останки. Все мы подняли изможденное и изъеденное червями тело ее, очистили его от червей земных и от гноя и одели в саван. Тогда оба епископа, Афоц и Иоанн, как два сильных запряженных вола высокой ценности, со всем собранием вместе, подняли честные ее останки и, с пением духовным, зажженными свечами и каждением благоуханий, вынесли во святую церковь. Там в приготовленном месте похоронили святые, славные и всечестные останки Шушаник. Ту ночь мы провели, на подобие ангелов, в бодрствовании и на цевнице Давида славили всесильного бога и сына его, господа нашего Иисуса Христа, который в силах исполнить всем [просимое] и дать крепость всем мужчинам и женщинам. Он всем, ищущим его усердно, действительно дает победу над сильными.

XX. Страдания святой Шушаник начались в среду, в восьмой день месяца Апана, вторичное ее мучение имело место вслед за праздником пасхи, в понедельник. В третий раз мучили ее в 19 день месяца Роз. Преставилась же она в 17 день октября месяца, в праздник святых и блаженных мучеников Космы и Дамиана. Днем памяти святой Шушаник мы установили четверг, для прославления и восхваления бога отца и сына и духа святого, ему же слава во веки веков. Аминь!.