ИОАНН САБАНИСДЗЕ

 

МУЧЕНИЧЕСТВО АБО ТБИЛЕЛИ

 

(Страдание святого и блаженного Христова мученика Або, который замучен был в Картли, в городе Тбилиси от рук Сарацин. Составлено Иоанном, сыном Сабана, по повелению Самуила, во Христе католикоса Картлийского)

 

Я, Самуил, во Христе Картлийский католикос, господина Иоанна, сына Сабана, духовного сына святой католической церкви и возлюбленного нашего, молитвенно о господе приветствую!

Мы сами знаем преданность твою благочестию и дарованное тебе богом знание божественных книг, равно как ревность твою по упражнению в добрых делах. Ты сам знаешь блаженного сего нового мученика Або, который пострадал в наши дни в качестве молитвенника за нас и за всю нашу страну Картли.

Я желаю, чтобы описано было мученичество его, подобно мученичеству первых тех страдальцев за Христа, и положено было во святой католической церкви на память всем, имеющим быть после нас. Посему я направил к тебе настоящее письмо через священника моего Хсартана.

Прими письмо это, молитву мою, крестообразное осенение рук моих и, помощью бога, отца, сына и святого духа, молитвами святой богородицы, святых апостолов и мучеников изложи совершенно правдиво, как было на самом деле и как сам ты знаешь, и опиши страдания святого мученика Або, описанное же пришли нам, дабы еще более молиться за тебя. Благодать господа да будет с тобою. Аминь!

 

Ответ Иоанна

 

Вожделенное и достопоклоняемое повеление богочестного владыки и господина моего получил я через любителя святости священника Хсартала. За это, через воздеяние рук моих, недостоинство мое вознесло благодарение всесильному богу и благодетелю нашему Христу, не забывшему смирение мое в богоприятных молитвах ваших, которых я удостоился. Тем более хвалю и благословляю милость бога, внушившего владыке повеление, которое является полезным и плодотворным для души моей, предметом гордости и радости для тела в будущем веке и в настоящей жизни.

Что же я скажу владычеству вашему? Повеление ваше является для меня тяжелым с двух сторон: если я ослушаюсь его, [вспоминаю] написанное: "Сын непокорный предан будет на погибель", если же поспешу подчиниться, [вспоминаю] сказанное по этому поводу: "Не исследуй, что ниже тебя, и не испытывай, что сильнее тебя" Посему страх и боязнь объяли меня, ум мой встревожился, поколебался я и лишился чувств. Но в конце концов почел за лучшее подчиниться повелению владыки моего; это решение укрепило меня, оно подняло меня богоугодною, святою молитвою вашею и крестообразным осенением десницы вашей, всегда возносящей богу святые дары, к тому же я вспомнил изречение премудрого Соломона: "Подражай муравью, ленивец, и будь работником, подобным ему", [Видя], как он взявшись со всем усердием за превосходящее его по величине пшеничное зерно, тащит его в пропитание себе, я тоже захотел взяться за превосходящее силы мои дело.

Желание сердца моего исполнил господь и, споспешествуемый молитвами и помощью святого и блаженного Або, описал кратко, от недостойного сердца моего, истинное и неложное мученичество его и прислал тебе, владыке моему. При этом молитвенно прошу, да соблаговолит господь, чтобы я, недостойный, сделался сообщником молитв сердца вашего я всего христолюбивого верующего народа, который будет читать это!

 

Чтения о святом Або, четыре главы:

 

Первая глава: повествование и наставление для благочестивого, любящего мучеников, собрания и память нового сего мученика Або.

Вторая глава: вступление в Карт ли и крещение блаженного Або.

Третья глава: мучение святого Або.

Четвертая глава: похвала святому и блаженному Або.

 

Глава первая

 

Повествование собравшимся для служения богу, наставление любящим мучеников и воспоминание нового сего мученика святого Або.

Возлюбленные отца, друзья и рабы сына божья —  Христа, и наследие духа святого! Вижу в вас познанных богом и познавших его, посему назвал вас рабами и друзьями Христа. Рабами потому, что "вы куплены честною кровью его", друзьями же потому, что мы рождены и созданы им и крещены любовью его.

Умоляю вас во Христе, с вожделением сердца приклоните ко мне телесный слух ваш, в особенности же раскройте мысленные уши сердца и разумения вашего и будьте хозяевами настоящих моих слов, которые относятся ко Христу, и блаженным его мученикам, примите их в храмину тела вашего и приготовьте им там обитель! Ибо господь хочет вселиться в органы вашего тела, как сказал учитель церкви, святой апостол Павел: "Вы храмы божьи и дух божий живет в вас". Господь говорит через пророка: "Вот я приду и поселюсь посреди вас"; во святом же Евангелии сказано: "Царство божье внутрь вас есть".

Поэтому возлюбленные, не ленитесь слышать настоящие слова, чтобы не утомляться втуне, мне рассказыванием, вам же слушанием, но чтобы господь сообща даровал нам воздаяние за труды наши.

Ибо не мне одному нужно стремиться к ознакомлению со страданием святого сего мученика, но со мною и всем вам надлежит вникнуть в него. В настоящее время мы переживаем седьмой век, о котором господь говорит: "Многие соблазнятся и многих прельстят", апостол же Павел пишет Тимофею: "Будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут выбирать себе учителей, которые льстили бы слуху и от истины отвратят слух и обратятся к басням". Все это совершается ныне среди нас.

Ибо господствующие над нами, живущими на краю света сего, хозяева настоящего времени, отступники от Христа, коварным своим учением и верою, которую сами они выдумали, многих соблазнили и отклонили от правого пути. Те, которые были более чем пятьсот лет тому назад просвещены благодатью святого крещения, согрешили против Евангелия Христа; одни совращены насилием, другие обманом, иные коварством или благодаря юношеской неопытности. Некоторые из верующих, порабощенные насилием, окованные, как бы железом, бедностью и нищетой, мучимые и изнывающие под тяжестью их дани, безжалостно истязуемые, подавлены страхом и колеблются как тростник от сильного ветра. Но любовью и страхом Христа, терпя бедствия и следуя, обычному течению жизни родины, не отступают от единородного сына божья.

В такое время явился доблестный сей мученик; он не изначала был с нами, но, чуждый вере нашей и не знающий ее, явился к нам с неведомой нам верою и познал Христа, бога нашего. Вследствие этого сегодня новый сей праздник и собор в честь нового мученика увенчали церковь и просветили все собрание христиан.

Сегодня все удостоились вознести преизобильное благодарение ко Христу, истинному богу нашему, ибо настоящий праздник богоявления сделался двойным праздником; благодать бога отца, появлением среди нас возлюбленного его сына и сошествием святого его духа, верою сплетенный венец мучеников возложили на главу церкви, которую украшает множество праздников и в которой обычно собираются боголюбцы для божественного славословия.

Собираясь вместе, они показывают премногое благочестие; среди них нет места суетному развлечению и ненасытному объядению, вместо вкусных яств из уст их исходит сила божественных сладких слов, ибо среди них звучит слово пророка: "Сладки гортани моей слова твои, лучше меда устам моим".

За собранием для вкушения пиши обычно следует насыщение, воспоминание же божественных слов не знает насыщения душ боголюбцев: "Воспоминанием мучеников кто из любящих их насытился?" Они преданы богу, ибо господь говорит святым своим: "Кто принимает вас, принимает меня". Любящие бога охотно собираются вместе ради божественных слов: там среди них произносятся спасительные слова, там возрождается вера во святую троицу, там сладкое учение, благодатное наставление, украшающее патриархов, там слава пророков, проповедь апостолов, подвиги мучеников, терпеливое за нас страдание Христово.

Рассказ о подвигах мучеников является для юных подкреплением и радостью, воспоминание о подвижничестве их для старых — весельем, собор в честь праздника святых — желанным и вожделенным для священников и для отроков — учеников и детей церкви.

В церкви голоса их уподобляются голосу воспевающих песнь ангелов, дух святой, поклоняемый среди них, радуется, отец прославляется, человеколюбие же и благодеяние сына проповедуется. Ибо вседержитель бог и всещедрый господь, который не отверг печали людей и из любви к ним воспринял плоть от девы, святою плотью своею воззвал на небо падшего и изверженного из рая человека и сподобил его недоступной для него тайны, причем ущемленное на вид при уничижении за нас величие спасителя нашего осталось таким же, каким оно было.

Он смирил себя и избавил нас, вознесся на небо, откуда снизошел и, поднявши с собою земную человеческую природу, которую, по неизведанному промыслу, воссоединила с собою божеская природа, воссел одесную отца. Так что он проповедуется теперь двойным именем — сыном божьим и человеком, без разделения, или иначе "Эммануил — с нами бог" и человек, "дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что господь Иисус Христос в славу бога отца".

Имя его страшно, свято, могущественно, удивительно, оно господствует над всем и все обдержит, хотя мы не в состоянии постигнуть богатство имени его, но все же, по немощи моей и усердию вашему, возвещу вам [эти имена]: дверь, путь, агнец, пастырь, камень, жемчуг, цветок, ангел, человек, бог, соль, червь, горчичное зерно, солнце правды, сын бессмертного отца и один бог непреложный, непреходящий и неизменный, ибо непреходящею и неизменною является божественная его природа после восприятия плоти и соединения с нею. Если в состоянии буду, по милости его я возвещу вам, христолюбцам, о каждом из этих имен.

Дверью он называется потому, что сам сказал: "Я есмь дверь" для овец; истинно верующие через него входим в царствие.

Путем называется потому, что сказал: "Я есмь путь, истина и жизнь"; для нас, восходящих на небо, он является путем.

Агнцем называется потому, что "он заклан за нас", он живет всегда и разделением плоти и крови своей, жизнь вечную дает нам.

Пастырем называется потому, что сказал: "Я пастырь добрый". Воистину он обрел нас, заблудших овец, древом креста убил врага нашего — льва и умерщвленное им тело первозданного [человека] силою божества вновь оживил, укусы ядовитого волка язвою своею исцелил, смертоносный яд лекарством божества своего уничтожил и исполнил слова пророка: "Он изъявлен был за наши грехи и ранами его мы исцелились".

Камнем краеугольным назван пророком потому, что он камень, который отвергли первосвященники и книжники еврейские в Иерусалиме, но он "сделался главою угла" во всей вселенной.

Жемчугом назван потому, что он сияет по божеству посреди двух досок — души и тела, как жемчуг, который боголюбивые купцы царства божья с верою ищут, ищут не как бога только и человека простого, но как бога и человека, и покупают его, многоценного, отвергая все мирское и даже проливая кровь свою.

Солью назван потому, что он приблизился к плоти нашей, испорченной грехами, удалил от нас вонь идолопоклонства и души наши, благочестиво верующие, благоуханием освежил.

Цветком назван потому, что он по плоти вырос из корня Иесеева — от святой девы Марии, духом же благодати покрыл нас как бы благоуханием божества.

Ангелом назван потому, что пророк называет его "ангелом великого совета, чудным", пришедшим к нам от отца для нашего спасения.

Человеком назван потому, что пророк говорит о нем: "Он — человек, кто познает его"; воистину он облекся в настоящего человека, кроме греха и открыл нам свое божество.

Богом назван потому, что блаженный евангелист Иоанн говорит: "Был свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир".

Землею назван потому, что пророк Давид говорит: "Земля дала плод свой, благослови нас, боже, боже наш". Воистину создатель земли явился на землю и на земле произросла из земли созданная плоть земной природы. Он показал в качестве плодов святых апостолов, мучеников и праведников и проклятую землю, плодами благословения наполнил.

Горчичным зерном назван потому, что унижает себя самого и воспринимает наше естество, чтобы посеять себя в борозде, пустить глубоко корни, собрать нас на крыльях креста своего и вознести с собою нас [на небо].

Червем назван потому, что сказано: "Червь я, не человек". Он спрятал во плоти своей божество свое, как прячут крюк во черве, и закинул в пучину мира сего, а потом вынул как добрый рыбак. Об этом сказано: "Поймал он кита крючком, вложил удила в челюсти и кольцо в ноздри его", то есть поймал дьявола, расстроил ухищрения его. Об этом свидетельствует псалмопевец Давид: "Ты сокрушил голову змиев".

Солнцем правды назван потому, что пророк сказал: "Для вас, благоговеющие пред именем моим взойдет солнце правды и исцеление в лучах его"; ибо он тот, который прикрывает и нагревает, и нет ничего, что укрылось бы от тепла его.

Я вам, возлюбленные мои, любящие Христа и подвизающиеся в учении, разъяснил не от себя, но согласно со свидетельством книг пророческих и проповеди апостолов, веру, изложенную во святых Евангелиях и установленную блаженными отцами и учителями. Ибо несомненная вера — сокровище великое для держащихся ее. Отец небесный, бог и господь живодавец, в силу дарованной тобой благодати, вера христиан — великое учение! Вследствие этой благодати поклоняются тебе праведники, благословляют тебя святые, становятся исповедниками и удостаиваются гонения за тебя, пострадавший нас Христе боже, мученики, которые свидетельствуют о тебе и молятся тебе, ни во что не ставя соблазн дьявола и насилие служителей его.

Божественную веру Христову обрели не одни только греки, но и мы, обитатели отдаленной [сей страны], как свидетельствует и говорит господь: "Придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Яковым", ибо веру эту имеют и обитатели Картли, которая называется матерью святых, из коих некоторые являются здешними жителями, некоторые же иностранцами, приходившими к нам извне в разное время, чтобы сделаться мучениками во Христе Иисусе, господе нашем, ему же слава во веки веков, Аминь!

 

Глава вторая

 

Прибытие в Картли и крещение Або

 

Было время, когда главный правитель Картли, по имени Нерсе, сын куропалата Адарнасе, вызван был в страну Вавилонскую тогдашним обладателем сарацин, амир-муминином Абдилою, находившимся в великом городе — Багдаде, который выстроен был им самим. По наущению злых людей он вверг его в темницу, в которой он пробыл три года, пока, по божьему велению не умер Абдила амир-муминин и вместо него не воссел на престол его сын Махдий. Бог, благодеющий всем, внушил Махдию — амир-муминину освободить Нерсе, он разрешил его от тягостных темничных уз и отпустил в землю свою в звании главного правителя.

Ныне христолюбцы, я желаю поведать вам о святом и блаженном мученике Або: кто он был и как он прибыл сюда. По происхождению он был из сынов Исмаила, из сарацинского племени, рожденный по отцу и матери не от иноплеменной наложницы, но из семени аравийцев. Отец его и мать, братья и сестры жили тоже в Багдаде Вавилонском. Это был юноша — отрок восемнадцати или меньше — семнадцати лет. Он пожелал отправиться сюда вместе с правителем Нерсе и потому поступил к нему в услужение. Он был искусный мастер изготовления благовонных мазей и научен грамоте сарацин, сынов Исмаила, сынов Авраама, происходящим от Агари.

Выселиться в землю нашу он не от себя надумал; подобно тому, как господь сказал блаженному Аврааму в земле халдейской: "Пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего и иди в землю, которую я укажу тебе", и этот рожденный от Авраама, будучи призван по внушению божью, как господь говорит в Евангелии, оставил отца, мать, братьев, сестер и родственников своих, также имущество и поля свои и, из любви ко Христу, направился сюда вместе с Нерсе. Когда он прибыл в Картли, он жил вместе с Нерсе. Благодаря своим добродетелям, он сделался любимцем всего народа. Он научился грамоте грузинской и свободно изъяснялся по грузински. Стал прилежно изучать благочестивые священные книги Ветхого и Нового завета. Вразумляемый от господа, он приходил в святую церковь и постоянно слушал святое Евангелие, чтения из пророков и апостолов, расспрашивал вероучителей и учился у них. Иногда вступал в пререкания с некоторыми, это служило к приумножению его знаний. Таким образом он преуспел в учении, которое содержит святая католическая церковь Христова.

Тогда отверг он веру магометанскую, оставил чин отеческого служения и всем сердцем возлюбил Христа, которого он избрал по слову: "Законопреступники поведали мне мнение свое, но оно не таково, как закон твой". Он не имел возможности открыто объявить себя христианином, поэтому постился и молился тайно, в то же время искал безопасного места, чтобы креститься во Христа, ибо боялся миродержателей — сарацин, господствующих над нами.

В те дни сарацинские владетели снова рассердились над правителем Нерсе и он бежал, ибо войско сарацин сильно его преследовало. Господь спас его от их рук. Он прошел ворота осетинские, известные под названием Дариалан. Когда он миновал это место, из войска его с ним было около трехсот человек, среди них был и блаженный раб Христа Або. Нерсе, оставив землю свою, прибыл в страну северную, где находились стоянка и лагерь сынов Магога-хазар, народа далекого, страшного по виду, звероподобного, кровоядца, который не имеет никакой религии, хотя и признает бога-творца. Когда Нерсе явился к царю хазар, последний радушно принял его, как иностранца, бежавшего от врагов своих, и дал ему и войску его пищу и одеяние.

Когда Або увидел, что он вне опасности и насилия от сарацин, поспешил приблизиться ко Христу и от рук честных пресвитеров принял крещение во имя отца и сына и святого духа, ибо по милости духа святого, в северной этой стране много селений и городов, которые живут безпрепятственно в вере Христовой. С тех пор Або, исполненный благодати Христа, безбоязненно предался посту и молитве.

По прошествии некоторого времени Нерсе стал просить северного царя отпустить его в страну Абхазскую, куда он с самого начала отправил мать, жену с детьми и всех своих домочадцев, равно как и имущество свое, ибо страна та защищена была от страшных сарацин. Бог умиротворил сердце северного царя и он отпустил Нерсе со многими дарами. Нерсе и спутники его отправились с радостью и, по милости божьей, прошли страну язычников, которые не имели никакого представления о боге; они безбоязненно держали путь днем и ночью в течение трех месяцев. Блаженный Або за все это время молился и постился в пути и не переставал петь псалмы. Когда они прибыли в страну Абхазскую, князь той страны принял Нерсе со всеми его спутниками. Нерсе увидел царицу — мать свою, жену и детей своих; все они с радостью возблагодарили бога, что они в мире живыми сошлись вместе.

Когда князь Абхазский узнал, что Або новокрещенный, он очень обрадовался со всем народом своим. Князь, епископ и священники позвали Або и благословили его, утешали, возвещали ему слова спасения и благовествовали о Христе и вечной жизни. Он же от себя отвечал им словами истинной веры, до того, что те удивлялись и благословляли бога. Больше всех благодарил бога блаженный Або, ибо он нашел страну ту процветающей в вере Христовой, в ее пределах нельзя было найти ни одного неверующего. Границею этой страны являются: море Понтийское, обиталище христиан до пределов Халдии; в ней находятся: Трапезунд, поселение Апсар и гавань Нафсай, тамошние города и селения являются достоянием царя христолюбивых ионян, престол которого находится в великом городе Константинополе.

Когда святой и блаженный Або увидел чрезмерное благочестие жителей этой страны и непрерывное возношение молитвы всем народом, он проникся ревностью, ибо вспомнились ему слова святого апостола: "Хорошо ревновать в добром всегда". Поэтому и он начал в зимние дни, в 17 день января месяца, в день памяти святого отца Антония, подвизаться: он взялся за тяжкий труд и посреди города, как в пустыне, боролся с врагом — дьяволом. Он в молчании и посте изнурял плоть юности своей, дабы иметь возможность "угасить все раскаленные стрелы дьявола". Он вспомнил, как спаситель наш, выйдя в пустыню после святого крещения, победил коварного искусителя, дьявола, сорокодневным постом и молитвой. Подобно сему и блаженный Або не произносил ни одного слова среди людей, но беседовал с богом в молитве своей. Так он пребывал в молчании и посте три месяца. Во дни же великого поста, в течении семи седмиц, только по субботам и воскресеньям, после приобщения святых тайн и крови Христовой, он принимал самую скудную пищу. Так продолжалось до самого праздника пасхи, с того же дня он закончил строгий пост, развязал язык от молчания и славил бога.

После бегства Нерсе из Картли амир-муминин Махдий, по внушению бога, прислал правителем этой страны вместо Нерсе, племянника его, сына Гургена эристава, Стефаноза. Нерсе этому очень обрадовался, ибо господь не отнял власти у дома его. Он отправил послов ко владетелю страны амиру и просил его заверить его в безопасности и разрешить ему вернуться свободно со всеми своими спутниками.

Когда они выступили из страны Абхазской, князь Абхазский позвал к себе блаженного Або и сказал ему: "Не уходи ты отсюда, ибо страной Картлийской владеют сарацины, которые не позволят тебе, природному сарацину, остаться христианином среди них. Я боюсь за тебя, чтобы они не заставили тебя волею или неволею отступить от веры Христовой и чтобы ты не погубил столько трудов". Блаженный Або ответил: "Раз Христос принял меня, рассеял от меня тьму прежнего неведения моего и удостоил меня света своего, никогда не откажусь от его имени. Если мне предложат множество золота и серебра или же осудят меня на страдания и мучения, не отклонят они меня от любви господа бога моего. Теперь же, благочестивый, не мешай мне, ибо какая польза мне оставаться здесь, где нет ни страха, ни смерти из-за Христа? Прошу тебя, отпусти меня, чтобы христоненавистники знали, что я христианин, ибо я слышал из святого Евангелия слова спасителя нашего: "Никто, зажегши свечу, не ставит ее под спудом, но на подсвечнике, и светит всем, так да светит свет ваш пред людьми". Зачем я буду скрывать истинный сей свет, которым просветил меня Христос? Не буду я скрываться от страха смерти, ибо я научился у святого апостола: "Трусы царства божья не наследуют". Посему не убоюсь и смерти, ибо я ищу царства Христова". Так он убедил князя, который отпустил его.

Он вместе с Нерсе отправился в страну Картлийскую; вступив в город Тбилиси, жил здесь явным христианином. Когда тамошние сарацины, знавшие его, увидели, что он стал христианином, одни укоряли его, другие ругали, третьи запугивали, иные преследовали, некоторые же мирным словом убеждали его. Он же, укрепленный Христом, не страшился никого. В течение трех лет он вел себя в городе и окрестных селениях как христианин, и "никто не наложил на него руки, потому что еще не пришел час его". Христолюбивые же мужи, которые знали его любовь к богу, заботились о пропитании и одеянии его.

 

 

 

Глава третья

 

Мучение святого Або

 

Христолюбцы и мучениколюбцы! Выслушайте от меня приятное повествование о святом мученике и подвижнике Христовом, который увенчан был Христом доблестью и славой.

В царствование господа нашего Иисуса Христа, в год после страданий и воскресения его, когда в великом городе Константинополе над христианами владычествовал Константин, сын Леона, над сарацинами же амир-муминин Моисей, сын Махдия, в Картли при католикосе Самуиле и при правителе Стефанозе, сыне Гургена, в 6424 году от сотворения мира, месяца января шестого, в пятницу, в день богоявления, совершилось в Тбилиси мучение святого блаженного Або. Совершилось оно таким образом.

Незадолго до этого дня схватили блаженного сего мученика, его представили на суд амира в городе Тбилиси, и, за исповедание Христа, заключили в темницу. Спустя несколько дней, его выпросил эристав Картли Стефаноз, который вызволил его из темницы и отпустил. Прошло после этого несколько дней и наветчики в гневе и смятении, полные злобы против христиан, снова поднялись на святого мученика. Сговорившись против него и пользуясь тем, что в Тбилиси в это время вступил новый амир, они вошли к нему и сказали: "В этом городе пребывает один юноша, по происхождению сарацин, выросший и живший по закону, данному нам пророком нашим Магометом. Он оставил нашу веру и называет себя христианином, безбоязненно расхаживая по городу, многих из нашей среды убеждает стать христианином. Прикажи ныне поймать его и предай его страданиям и мучениям, пока не вернется к вере пророка нашего Магомета; если же не вернется, пусть умрет, чтобы другие не стали подражать ему по его слову".

Об этом знали некоторые из христиан, которые немедленно явились к нему и сказали ему: "Тебя ищут поймать и предать мучениям и страданиям", они убеждали его, в целях осторожности, спрятаться. Он им сказал: "Я готов не только страдать за Христа, но и умереть". Затем он вышел с радостью и стал открыто ходить по улицам. Появившиеся слуги амира захватили его и представили его на суд.

Судья сказал ему: "Что это я слышу про тебя? Будучи из рода и племени сарацин, ты оставил отеческую веру и заблуждаешься вместе с христианами? Сейчас подготовься и вознеси молитву по закону, в котором воспитывали тебя родители". Блаженный же Або, укрепившись во Христе, набрался духа веры и сказал ему: "Ты хорошо сказал, я по происхождению, — по отцу и матери, сарацин, воспитан в вере магометанской и по ней я жил, пока пребывал в неведении. Когда же бог, по благости своей, избрав меня среди братьев и единоплеменников моих, избавил меня через сына своего Иисуса Христа и научил меня лучшему, тогда я оставил сочиненный людьми закон и выдуманную ими сказочную веру и принял дарованную Христом истинную веру во святую троицу — отца, сына и святого духа. Я крестился в эту веру и поклоняюсь истинному богу; теперь я христианин вне всякого спора".

Судья сказал ему: "Брось эту неразумную мысль, если бедность вынудила тебя стать христианином, ты получишь от меня много даров и восприимешь большие почести". Блаженный Або ответил ему: "Золото и серебро твое пусть с тобой останутся на погибель твою, я не ищу чести от людей, ибо имею дар Христов — венец жизни и нетления и почесть вечную на небесах".

Тогда судья приказал связать его по рукам и ногам узами железными и в таком виде бросить его в темницу. Блаженный же, радуясь, благодарил бога и говорил: "Благодарю тебя, господи спасителю, боже наш, Иисусе Христе, ибо ты удостоил меня осуждения и узничества за святое имя твое!" Это было 27 декабря, во вторник, в день памяти Христова апостола, перводьякона и первомученика главы всех мучеников, Стефана. Ему, с ним и другим мученикам, надлежало позаботиться о том, чтобы не было препятствий для причисления к ним последнего сего мученика Христова.

Блаженный Або пребывал в темнице в непрерывной, деннонощной молитве, посте, псалмопении и благодарении. Он продал все, что у него было, и кормил находившихся с ним в узах голодных и неимущих. К нему в темницу заходили мучители и наветчики и льстивыми словами говорили: "Сын, не обрекай себя на погибель и юность свою не продавай на христианство, не разлучайся с братьями и единоплеменниками своими, чтобы не подвергнуться злу и не причинить всем нам огорчений". Некоторые из них запугивали его, говоря: "Какую пользу принесет тебе твой Христос, или кто избавит тебя от рук наших, ибо если не вернешься к нам, у нас уже приготовлены для тебя огонь и муки". Блаженный же, тот не слушал их, но молился и тихо пел псалмы в уме своем. После многих приставаний к нему он сказал им: "Не говорите мне ничего, ибо я глухой, который не слышит ничего, и немой, который не отверзает уст своих. Я надеюсь на господа, а посему удалитесь от меня беззаконные и буду хранить заповеди бога моего". Не сумев поколебать его, они вышли пристыженно.

Блаженный пробыл в темнице девять дней, причем каждый день он постился и молился до рассвета. На девятый день он сказал всем находившимся с ним узникам, — христианам и нехристианам: "Завтра я разлучусь с телом и отойду к господу богу моему Иисусу Христу". Это ему  открыл сам бог. Он снял одежду свою и отдал ее продать и купить ладан и свечи, которые он разослал для возжжения по всем церквам города. Вместе с этим он послал ко всем священникам просьбу молиться за него, чтобы он не поколебался в вере Христовой и удостоился подвигов святых мучеников. В ночь накануне святого того праздника он бодрствовал; взяв в руки две большие свечи, он стал в темнице поодаль и простоял на ногах, не присаживаясь, до рассвета, пока не пропел всех псалмов, и не сгорели свечи в руках его, связанных железом с шеею его. Стоя неподвижно, он говорил: "Всегда видел я пред собою господа, ибо он одесную меня, не поколеблюсь" и прочее.

На десятый день, в пятницу, в праздник крещения господня, который бывает шестого января, он сказал: "Велик для меня настоящий день, ибо вижу я двойную победу господа моего Иисуса Христа. В этот праздник он голый вошел в реку Иордан креститься и силою своего божества сокрушил главу скрывавшегося в глубине вод змия. В этот день и мне надлежит сбросить с себя страх плоти, которая является одеянием души моей, спуститься, как бы в глубину морскую, в середину города этого, и креститься кровью, огнем и духом, как проповедывал Иоанн Предтеча, потом же снова спуститься в воду и опять просветиться. Ибо сегодня — сошествие духа святого повсюду на воду, в которой крещаются верующие во Христа на подобие вод Иордана. Оголением тела своего я ростопщу ногами посередине города сего ухищрения коварного врага и посмеюсь над ним. В сегодняшний день, в пятницу, господь мой Иисус Христос страданием своим и распростертием рук своих на кресте изобличил во всех краях земли врага всего мира. Теперь и мне надлежит выступить на борьбу с врагом христиан и сделать его посмешищем для всех христиан пролитием крови моей. Он думал страхом смерти отдалить меня от любви Христовой; я же поругаюсь над его намерением, одолею его помощью Христа и этим выплачу господу моему двойной долг".

Тогда, потребовав воды, он умыл лицо свое, помазал елеем голову свою и сказал: "Я когда-то был мироносцем, хорошо изготавливавшим благовония для помазания, елей же этот — для дня моего погребения, отселе я не буду мазаться елеем временного жития моего, как научил меня в книге "Песнь песней" премудрый Соломон: "Стремился я к благовонию мастей твоих", Христе, исполнивший меня непреходящим благовонием веры и любви твоей. Ты знаешь, Господи, что я возлюбил тебя больше самого себя". Сказавши это, он послал в церковь и оттуда доставили ему святые тайны тела и крови Христа, и сказал: "Благодарю тебя, господи и боже мой Иисусе Христе, давший мне в напутствие живоносную плоть твою, честную же кровь твою в радость и утверждение мое. Я знаю, что ты не оставил меня, но стоишь со мною, я же с тобой. С этих пор я не буду вкушать такой пищи, после которой опять хочется кушать, и пить питие, после которого снова хочется пить, что ты мне дал, достаточно того для жизни вечной. Отныне, "если я пойду среди теней смерти, не убоюсь зла, потому что ты, господи, со мною".

Когда он это сказал, вдруг явились слуги судьи амира; он отошел от узников-христиан и сказал им: "Поминайте меня в молитвах ваших, ибо больше не увидите меня в мимолетной сей жизни". Его, связанного по рукам и ногам, вывели и повели по городу. Видя его, христиане и знакомые плакали, святой же Або сказал им: "Не плачьте обо мне, но радуйтесь, я иду к господу моему; напутствуйте меня молитвами и господь сохранит вас в мире". Он шел так, как будто душою провожал тело свое, как провожают покойного, при этом говорил слова 118 псалма: "Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе господнем". В качестве припева к этому стиху он повторял слова благоразумного разбойника: "Помяни меня, господи, когда придешь во царствие твое".

Таким образом, он дошел до дворца амира. Когда он пришел туда, смело осенил крестным знамением и дворец и себя. Его представили перед судьею, который сказал ему: "Ну, что, юноша, что ты решил относительно себя?" Святой мученик, исполнившись духа святого, ответил: "Я решил, что я христианин! " Судья спросил его: "Ты еще не оставил глупость и заблуждение свое?" Або ответил: "Если бы я был глуп и неразумен, не удостоился бы последовать за Христом! " Судья сказал: "Разве не понимаешь, что такие слова обрекают тебя на смерть?" Або ответил: "Если я умру, верю, что со Христом буду жить, а ты чего распространяешься? Сделай то, что ты собираешься делать со мною, ибо я также не слышу злых твоих слов, как стена, к которой ты прислонен, разум мой работает со Христом на небе". Судья сказал ему: "Какую сладость обрел ты во Христе твоем, что не жалеешь себя для смерти?" Або ответил: "Если желаешь узнать, какая сладость во Христе, уверуй в него, прими святое крещение, тогда узнаешь эту сладость! "

Амир рассердился, он приказал вывести его вон и отсечь ему голову. Слуги вывели его во двор и развязали руки и ноги его от железных оков. Блаженный же разорвал на себе одежды свои и, нагой, осенил крестом лицо и все тело свое и сказал: "Благодарю и благославляю тебя, троица святая, что ты сподобила меня приобщиться подвигом святых мучеников". Сказав это, он возложил себе на спину руки крестообразно и, с радостным лицом и дерзновенной душою воззвав ко Христу, преклонил шею свою. Его три раза ударили мечом, ибо думали страхом смерти отвлечь от Христа. Святой мученик мужественно воспринял удары, пока не предал душу свою господу.

Когда христоборцы и наветчики на святого мученика увидели, что он скончался во Христе и, восприяв долгий подвиг, верою и терпением победил ярость их, еще более исполнились зависти, вошли к тирану и сказали ему: "Мы знаем, что христиане имеют такой обычай: когда кто-нибудь из них умирает за Христа, крадут тело его, воздают ему почести погребения, распространяют среди народа ложные слухи о чудесах и исцелениях от него и делят между собою волосы, одежду и кости его, в целях якобы предохранения их от болезней; таким путем они многих вводят в заблуждение. Поэтому отдай нам тело его, чтобы сжечь и уничтожить его и искоренить соблазн христиан. Видя это, испугаются все, некоторые из них из боязни обратятся к нам, наши же не будут переходить в христианство". Хотя это они говорили из зависти ко Христу, но свидетельствовали истину и правду, ибо Христовы мученики и вправду являются целителями и молитвенниками за всех, которые с верою и любовью обращаются к ним. Судья сказал им: "Берите, куда хотите, и делайте, что хотите!".

Тогда они вышли, подняли честное его тело и вместе с одеждой его положили в дорожный мешок; туда же вложили и кровь праведника, которую они счистили с земли так тщательно, что на ней не осталось ничего. Мешок этот положили на арбу и [поступили с Або], как было поступлено с телами сорока мучеников. Подобало уподобиться ему доблестным сорока мученикам, ибо ему отрубили голову во дворе церкви этих мучеников. Когда вынесли святое его тело вне города, они повезли его на место, называемое Сагодебели, — ибо там находятся могилы жителей города, — сняли его с арбы и положили на землю. Они подвезли туда дров, сено и керосин, которым облили тело святого. Разведя костер, они сожгли святое тело на месте, находящемся к востоку от городской крепости, называемой Садилего, на скалистом берегу великой реки, известной под названием Мтквари которая протекает с восточной стороны города. Они не дали никому из христиан доступа туда, пока не окончили дело сожжения тела святого мученика. Кости же святого, которых не могли сжечь, зашили в овечью шкуру и выбросили в великую реку под мостом, над которым возвышался честный крест моста. Пучина реки стала могилой святого мученика, воды же ее, которые обмывали святые кости его, сделались одеждой для них, чтобы кто-нибудь небрежно не коснулся их. Так поступили христоборцы те, такой подвиг воспринял блаженный Або.

Тогда христиане города отбросили страх насильника, стали выходить на то место, где было сожжено тело святого. Старики спешили, опершись на свои посохи, хромые прыгали, подобно оленям, юноши бежали, отроки друг друга обгоняли, женщины уподобились святым мироносицам, которые поспешно несли благовония на гроб Христа, бога нашего. Они в самом деле подражали им, ибо бежали со слезами, неся в руках свечи и ладан. Все с радостью и благодарностью ко Христу приходили туда, брали землю с того места, при этом многие исцелялись от болезней. Всесильный же бог еще больше показал силу свою и почтил мученика своего; он сотворил дивные чудеса, дабы все знали, что Або мученик Христов.

Когда стемнело, в час ночи, бог ниспослал на то место звезду, блиставшую как огненная лампада; она долго стояла над тем местом, где был сожжен блаженный мученик Христа. Она висела высоко в воздухе до трех часов ночи, даже больше, и испускала сияние не огня земного, но страшной молнии.

Ее видели все горожане, амир-судья тот, весь народ и все живущие там христиане, сарацины и пришедшие из других стран путешественники. Насильники же долго созерцали ее собственными глазами и стыдились. Некоторые из слуг амира-судьи приходили на то место, думая, что христиане зажгли там свет. Когда они приблизились к тому месту, увидели, что звезда та поднялась высоко в воздухе; они не могли подойти совсем близко к тому месту, ибо их объял божественный страх.

В следующую ночь воды испустили более сильный свет. Некоторые, желая замять чудо, считали привидением огонь на земле и под воздухом; но этого света не могли прекратить воды, ни бездна и бушующие сильные волны потушить его. Под мостом, где брошены были богочестные кости мученика, воссиял, как молния, столбообразный свет. Он стоял долго и освещал берег реки, скалу и мост сверху до низу. Свет этот видели многие горожане, дабы все уверовали, что Або является истинным мучеником Иисуса Христа, сына божья и дабы все верующие во Христа и неверующие уразумели, что истинно слово, сказанное господом: 'Кто мне служит, того почтит отец мой, который на небе". Если он над тленной плотью показал столько чести, насколько больше при нетленном воскресении праведники увенчаны будут честью и славою среди ангелов? Те, которые отвергли Христа и преследовали, мучили и убивали святых, пристыжены будут за свое заблуждение, святые же приняты будут господом на небе.

Возлюбленные! Отселе нам надлежит еще более любить первых блаженных мучеников, чтобы от зримого нами нового сего мученика верили им и повторяли слова блаженного Давида; "Честна пред господом смерть преподобных его", ибо ему подобает слава ныне и присно и во веки веков. Аминь!

 

Глава четвертая

 

Похвала святому мученику Або

 

Придите, верующие во Христа, будем праздновать память нового сего мученика, которого Христос даровал нам в качестве молитвенника за всю землю Картлийскую, в избытке радости откроем сокровище сердца и ума нашего и радостными устами и велеречивым языком восхвалим добрые его подвиги и скажем:

Радуйся о господе, блаженный мученик! Ты, рабочий последнего одиннадцатого часа, воссоединился с трудившимися с раннего утра и не лишился мзды их.

Радуйся о господе, мученик! Ты уподобился последнему из апостолов Павлу и отвержением отеческой веры и исповеданием Христа, сына божья, подобно ему и тебе отсекли голову.

Кто достойно восхвалит тебя, воистину достохвального? Хочу хвалить тебя, всехвальный мученик Христов, но не осмеливаюсь, ибо хвалить твои добродетели выше моего разумения. Но вместе с тем боюсь молчать, ибо пока ты пребывал в нашей стране, ты полюбил меня любовью во Христе. Опасаюсь, как бы молчание мое не лишило меня твоих молитв пред Христом. Посему, восприяв через тебя благодать Христову, по мере сил моих восхвалю тебя, увенчанного красотою о Христе!

Радуйся, радуйся о господе, блаженный мученик! Ибо ты обрел блаженство очевидцев и служителей Христовых апостолов твердой верою и мужественным исповеданием.

Отец небесный через единородного сына своего увенчал тебя и благодатью духа святого исполнил.

Тебя сын [божий] через [6oга] отца воспринял и дух святой прославил.

Тебя дух святой возлюбил и вместе со отцом и сыном почтил и добропобедным мучеником показал.

Тебе удивлялись ангельские чины, ибо ты, как бесплотный, претерпел смерть за Христа. Тебе радуются патриархи, ибо блаженный Авраам принял тебя, — отпрыск свой, — в лоно свое из-за Христа, которого он принял в шатер свой и этим сделался отцом многих народов. Ты сделался плодом мучеников Христовых и учеником апостолов.

Имя твое внесено среди мучеников в книгу небесного царя и увенчано с ними.

Ты вчинен в сонм исповедников и с праведниками прославлен.

Мы удивляемся тебе, святой мученик! Ибо в свирепое время господства исмайльтян ты добровольно избрал унижение за Христа и отверг мечом поддерживаемую веру, исповедал истину и распятому поклонился, как господу и богу.

Каким образом и от кого ты получил столько знания о Христе? Каким чудом вошел ты в царствие небесное?

Ты воистину уподобился разбойнику, [висевшему] с правой стороны. С тобою находился один из узников, которого заставили отказаться от Христа и принять чуждую веру. За вторичное исповедание Христа он судился с тобою, но несчастный опять споткнулся и пад. Из страха смерти он полюбил мир сей и погиб для жизни вечной, злой враг его похитил и агнец Христа сделался добычей волка. Он отошел от доброго пастыря и выронил из рук посох силы Христовой, посему он был побежден и изгнан из стада словесных овец Христовых. Тебя же, блаженный мученик, Христос сохранил посохом своим, крестом, за твою крепкую веру в него. Ты по вере сравнялся с тем разбойником и вчинен был в рай.

Ты крестом Христовым открыл двери рая и огнеподобные херувимы, охранявшие его, не могли спросить — кто ты такой?

Что больше сказать? "Господь пострадал за грехи наши, праведник за неправедных", пролил честную кровь свою; ты заплатил долг свой, ибо также пролил кровь свою из любви к нему. За это он увенчал тебя венцом победы и показал наследником царства отца своего небесного.

Через тебя, святой мученик, обновилась любовь Христа к нам и вера наша в него, ибо мы смешались с народом, чуждым нам по вере, отступником от Христа, любящим мимолетный сей мир, с племенем, неверующим в сына божья, с хулителями веры нашей, от которых мы научились делам их и, в подражание им, мы, как бы лишенные надежды Христовой и забывшие вечную жизнь, поработились страстям сердца нашего. Ныне через тебя приблизился к нам Христос и мы снова уразумели страх его и любовь его и сподобились благодати его, любви и милости его через ежедневное проявление среди нас многочисленных чудес и исцелений.

Неразумные же, принесшие тебя в жертву огнем и мечом, больше чем пламенем, осветили тебя. Они неразумные, не поняли слов господа: "Всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит богу". О, неразумные и больше, чем неразумие их! Вначале никто не знал тебя — кто ты, из какого племени или народности, или в какой вере жил; теперь же они невольно показали тебя исповедником Христа, вследствие чего все признали тебя мучеником Христовым.

Вся тварь почтила тебя: небо засвидетельствовало праведность твою ниспосланием огня на то место, где ты, как беспорочный агнец, принесен был в жертву через сожжение огнем.

Земля, на которой сожжено было пречистое твое тело, вознесла тебя богу как жертву чистую и угодную ему, ибо она сделалась престолом Авеля, Еноха, Авраама и Ильи, которые приносили ему жертву всесожжения.

Равно и место твое жертвенное уподобилось каждению священников Аарона и Захарии, ибо на огненных углях благовоние плоти твоей возносилось пред господом как благоухание кадильное во святое святых в раю небесном.

Тебя река приняла как мученика Христова. Христос же бог тьму бездны осветил светом небесным.

Тебя соплеменники твои отвергли как чуждого им, Христос же избрал тебя среди исмайльтян, как розу среди терний, и пересадил в церковь свою.

Тебя, дикую маслину, воспринял Христос и насадил в собственном своем саду, плодами веры твоей обрадовал церковь, в которой торжествуют верующие, ублажая величие твое, подвиги твои, доблесть твою, мучение твое, венценосность твою.

Как восхвалю тебя, добропобедный мученик Христов? Ибо ты, новый сей исповедник Христа, сделался учителем нашим, ученых еще более вразумил, колеблющихся подкрепил, твердостоящих обрадовал, язычников расположил принимать веру Христову, нам оставил память о своих муках и всех нас сделал проповедниками твоего имени.

Ныне все мы просим твое христолюбие, будь молитвенником пред спасителем за всех нас, испрашивающих через тебя у Христа бога милость, ибо того есть слава, честь и держава со отцом и все святым духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь!