АКРОСТИХ

1

Кто тут мной воспет, узнает тот, кто, знал страстей пыланье.
А друзей молю я слово мудро молвить в назиданье,
Как уйти мне из-под власти колдовского обаянья,
Уж пора узнать, кому же приношу отныне дань я.

2

Как любовь к тебе я скрою, воздыхающий украдкой.
Раб я твой, и мне собою жертвовать легко и сладко.
Адамантом ты сверкаешь, нет в свеченье недостатка.
Шар земной обласкан светом двух светил - ты их порядка.

3

Ах, как дивно украшает родинка тебе ланиты.
Юной пылкостью твоею пьян я; больше не пьяни ты
Тем нектаром приворотным, - только взором помани ты,
Только слово ты промолви - для меня тенета свиты.

4

Еле стройный стаи колебля, как лебедушка, плыла ты,
Были дни - мечтал, я следом за тобой войти в палаты.
Я в твои попался сети, и на волю нет возврату.
Так обнять тебя я жажду, как приличествует брату.

5

Все в тебе - уста, улыбка - источает мед сотовый.
Очарован я твоею стройной речью, вязью слова:
Искрометна речь живая, бьет струею родниковой.
Дышит роза уст - Европа век тебе внимать готова.

6

Образ твой, подобный солнцу, я сравнил с ночным светилом.
Благостью ты, словно светом, всю округу озарила.
Равная семи созвездьям, ты мне душу окрылила.
Огради же от напастей, осени надеждой милой.

7

Дай мне право век кружиться мотыльком твоей орбиты,
Ежечасно слышать голос, что нежней, чем звон барбита.
Темным мнится день пригожий, коли ты глядишь сердито.
Если мыслю не по-братски, изгони меня из свиты.

8

Лепестки расцветшей розы пышут, - то твое дыханье.
Иль фиалковым настоем мнится мне благоуханье.
Тщетно я искал по свету равное тебе сиянье.
Адамант ты затмеваешь, лалов жаркое пыланье.

9

Каждый мудрый песнопевец на тебя не зря дивится.
Вешим эллинам загадкой ты явилась, свет-зарница.
Если утром ты мне светишь, будет ясной вся седмица.
Лал пред щек твоих румянцем бледности своей стыдится.

10

И отец и мать почтенны, будут век благословенны,
Кто такое чудо создал - лал и жемчуг драгоценный!
Ангел жизни им защита, сила добрая вселенной.
Ты среди детей родимых им милее несомненно.

11

Век тобой им любоваться в цветнике родного парка.
Отгадать я тщетно силюсь - роза ты или фиалка.
Я чуть жив, навек плененный красотой твоею яркой.
Сам ;не свой, я умоляю: снизойди ты к жертве жалкой.

12

Ласкова, нежна, прекрасна, ты пленяешь все живое.
А когда ты, нежным взором ранив сердце ретивое.
Вопросишь недоуменно: "Что случилось, что такое?" -
Августейшей я отвечу: "То любовь, - не чувство злое".

13

Всей душой тебе я предан, излучающей сиянье.
Если чуточку жалеешь, дай нектар для исцеленья.
Весь во власти я отныне несказанного влеченья.
Разве в силах пережить я миг горчайший разлученья!

14

Ореол твой всех объемлет, кто в глаза твои заглянет.
Полдень полон света солнца, ты ж полна благодеяний.
Если роза увядает - цвет ланит твоих не вянет,
Вновь прошу тебя избавить от тенет страстей, желаний.

15

Озаренная сияньем черных глаз, ты так прекрасна!
Загрущу я несказанно, коль ко мне ты безучастна,
Лютый огнь охватит сердце, что тебе одной подвластно,
Юный пыл в душе угаснет вдалеке от взоров ясных.

16

Буду гостем я покуда, у меня одно желанье:
Любоваться ненаглядной и достойным быть вниманья.
Если кто с тобой сравнится, я готов и на закланье.
Нет тебе в Европе равной красоты и обаянья.

17

Не избегнуть нам разлуки. Как мне жить в родных пенатах?
Аромат вдыхать я жажду розы северного сада,
Ясный образ видеть вечно - вот души моей услада,
Мне ли причинишь ты горе, иль в беде покинешь брата!

18

Обезуметь тут мне впору, и подумай ты о госте.
Я ль залить сумею горе соком виноградной грозди,
Сев к застолью в Сакартвело, воспою тебя я в тосте,
Если здесь, тобой сраженный, не почию на погосте.

19

Стих мой, время нам умолкнуть. Нами ей не усладиться.
Трудно будет жить, коль солнцем зелья выдана крупица:
Ранит вновь булатом сердце мне души моей царица.
Акростих мой прочитайте. В нем про это говорится.